image
  • Красноярск, ул. Партизана Железняка 3Г, ул. Ломоносова 47
Телефон
+7(913)552-44-44
E-mail
radkevich-andrey@yandex.ru

Дефекты мягких тканей лица и шеи

Дефекты мягких тканей лица и шеи

Устранение тканевых дефектов в практической челюстно-лицевой хирургии методом контурной пластики до настоящего времени остается актуальной проблемой, что определяется как высокой частотой таких дефектов (следствие травматических повреждений, воспалительных заболеваний, опухолевых и опухолеподобных состояний, врожденного генеза), так и выбором пластического материала. Основными недостатками трансплантационных материалов аутогенного происхождения следует считать нанесение дополнительной операционной травмы для их забора, частичную или полную резорбцию, ведущую к неудовлетворительным результатам операции, связанную с временными затратами на формирование кровотока в толще последних. Другого рода трансплантаты после помещения в организм отторгаются либо резорбируются в силу отсутствия в их структуре живых клеточных элементов. Известные имплантационные материалы, такие как силикон, акрил и им подобные, в последствие ведут себя подобно инородным телам в силу отсутствия свойств совместимости с биологическими тканями. Все вышеперечисленное побудило специалистов к разработке методик пересадки васкуляризированных тканей из отдаленных участков тела, что наносит значительную операционную травму, требует больших временных затрат, оставляет неизгладимые рубцы в зоне забора трансплантата.  

В нашей клинике для контурной пластики, помимо свободных жировых трансплантатов, в ряде клинических ситуаций мы применяем волоконный никелид титана, который получали путем плотной неупорядоченной перекрестной укладки никелид-титановой нити толщиной 30-40 мкм (рис. 1).

Техника операции. Доступ к очагу поражения осуществляли снаружи или со стороны полости рта. Разрезы мягких тканей выполняли согласно принципам челюстно-лицевой хирургии или вдоль рубцовых изменений с иссечением последних или без такового (в зависимости от условий) на длину 2-4 см, на глубину, соответствующую пораженному/ым слою/ям. Затем от разреза препарировали ткани тоннельным путем в сторону дефекта. После мобилизации мягких тканей в проекции последнего, тканевой изъян замещали волоконным никелидом титана путем его помещения в образованное ложе в объеме, позволяющем нормализовать конфигурацию соответствующей области. Рану послойно ушивали.

С применением данного материала проведено оперативное лечение 65 больных в возрасте 13–56 лет, имеющих деформации костных и мягких тканей челюстно-лицевой области различной этиологии и конфигурации. В 94% случаев наблюдали первичное заживление ран. После устранения отечности тканей (2,5-4 нед) у этой части больных выявлен факт устранения дефицита тканей (нормализация конфигурации лица). В послеоперационном периоде пациенты жалоб не предъявляли, негативные ощущения, связанные с введением имплантационного материала в организм, отсутствовали. В отдаленные сроки (3-5 и более лет) восстановленная конфигурация не претерпевала каких-либо заметных изменений.    

Таким образом, применение волоконного никелида титана в контурном замещении изъянов тканей челюстно-лицевой области согласно разработанной технологии дает возможность полноценно возмещать изъяны любой конфигурации, площади и локализации. Благодаря биохимической и биомеханической совместимости никелида титана с тканями организма, соединительные ткани прорастают со стороны реципиентных областей в толщу имплантата, образуя единый регенерат. Предлагаемый имплантационный материал удобен в применении, сокращает временные затраты на формирование конфигурации, кроме того, его возможно использовать в комбинации с остеогенной тканью, соединительнотканными аутотрансплантатами, а также путем префабрикации, в зависимости от задачи операции. Анализируя полученные результаты, представляется возможным применение данной технологии в различных отраслях пластической и реконструктивной хирургии.